• Последнее изменение 26.04.17 03:04:44

Есть общее правило: кризисы подталкивают развитие ипотечного страхования

Интервью Н.Н. Смирновой Национальному банковскому журналу

Есть общее правило: кризисы подталкивают развитие ипотечного страхования


Н. СМИРНОВА: «Государство заинтересовано в создании устойчивой системы ипотечного кредитования — системы, обязательными элементами которой являются ипотечное страхование и перестрахование».

Ипотечное страхование в России пока только делает первые шаги. Сказывается многое — например, непонимание банков, почему в принципе они должны страховать свои риски по ипотечным кредитам в ситуации, когда, казалось бы, нет кризисных явлений и «свежие» ипотечные портфели демонстрируют низкий уровень просрочки. Также нужно принять во внимание и осторожное отношение страховых компаний к страхованию финансовых рисков кредиторов — частично из-за негативного опыта, частично потому, что нет перестраховщиков, готовых принять эти риски на себя. Однако, по мнению генерального директора ОАО «СК АИЖК» Нины Смирновой, все это временные затруднения, которые будут преодолеваться по мере созревания рынка. О том, с какими результатами СК АИЖК завершила 2011 год, какие страховые продукты она предлагает банкам, как могут повлиять на развитие рынка ипотечного кредитования и рынка ипотечного страхования последние законодательные новации, г-жа Смирнова рассказала в интервью НБЖ.

ИПОТЕЧНОЕ СТРАХОВАНИЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ СГЛАЖИВАТЬ ПИКИ КРИЗИСОВ


НБЖ: Нина Николаевна, в своем предыдущем интервью НБЖ, вышедшем в мартовском номере прошлого года, вы говорили о том, что результаты деятельности СК АИЖК за 2010 год оказались хуже прогнозируемых — во многом из-за негативного фона, сопутствовавшего появлению компании, а также из-за неготовности банков к выдаче кредитов с низким первоначальным взносом и страхованием ответственности заемщика. Сняты ли эти факторы с нынешней повестки дня, и каковы результаты деятельности компании по итогам 2011 года?

Н. СМИРНОВА: Окончательные результаты пока не сформулированы, потому что мы продолжаем собирать информацию о количестве кредитов, застрахованных в декабре прошлого года. Несмотря на это, уже сейчас можно сказать, что итоговые цифры не сильно разойдутся с прогнозируемыми показателями. География выдачи кредитов со страхованием ответственности заемщика расширяется, численность наших партнеров растет от месяца к месяцу: на сегодняшний день страховые компании — наши партнеры — работают в 74 регионах России и сотрудничают с 89 банками. Радует тот факт, что налицо положительная динамика — в течение гон года количество кредитов со страхованием ответственности ежеквартально увеличивалось более чем на 40%.

Что касается негативных факторов, замедлявших развитие ипотечного страхования, то частично они устранены, частично — нет. Негативный фон, сопутствовавший появлению компании, ушел. Те, кто давал пессимистичные прогнозы в отношении как деятельности СК АИЖК, так и перспектив ипотечного страхования в целом, ошиблись. С другой стороны, пока что еще нельзя утверждать, что все банки, выдающие ипотечные кредиты, готовы применять ипотечное страхование в своих кредитных продуктах. Это нормально: и российский, и тем более западный опыт показывают, что после кризиса банки достаточно жестко «отстраивают» свои ипотечные программы, улучшают андеррайтинг. Результатом становится формирование хороших кредитных портфелей и возникновение у банков иллюзий, что все погашение будет беспроблемным на всем сроке «жизни» кредитов. Это то, что называется психологией хорошего времени, магией цифр. На самом деле цикличность кризисов никто не отменял, и ипотечное страхование предназначено для того, чтобы сглаживать пики кризиса.

НБЖ: Я правильно понимаю, что лучшее время для страхования и перестрахования — это как раз посткризисные периоды?

Н. СМИРНОВА: Ипотечное страхование начинало развиваться практически во всех странах, где оно существует, в посткризисное время. В США — в 1934 году после Великой депрессии, когда была создана государственная страховая компания — Федеральное жилищное агентство. В России для оживления рынка ипотеки и повышения доступности ипотечных кредитов механизм ипотечного страхования также был запущен после финансово-экономического кризиса 2009 года. Институтом развития рынка ипотечного страхования стала наша компания, которая была создана в 2010 году.

НБЖ: Рост объемов банковского страхования в IV квартале прошлого года был обусловлен как раз тем, что на рынке появились признаки дефицита ликвидности и стали множиться прогнозы скорого наступления второй волны кризиса? Банки испугались?

Н. СМИРОВА: Не совсем так. Возможно, ожидания кризиса и повлияли, но гораздо большую роль сыграл так называемый сезонный фактор. Четвертый квартал каждого года — традиционно урожайный для банков, выдающих ипотеку. Поэтому растет спрос на продукты ипотечного страхования — как на те, которые предусматривают страхование на весь срок кредита, так и на те, которые подразумевают страхование на ограниченный срок, пока остаток основного долга заемщика не достигнет заранее установленного уровня.

Анализируя результаты деятельности СК АИЖК, надо понимать: подготовка кредитно-страховых продуктов — достаточно долгий процесс. Могу привести конкретный пример: с банком «Дельта Кредит» мы начинали обсуждать такой продукт в октябре 2010 года, а банк приступил к его реализации как пилотного лишь в сентябре 2011 года. Объясняется такая длительность запуска тем, что требуются изменения в операционной деятельности банка-партнера — должны быть соответствующим образом настроены ИТ и технологии маркетинга и продаж.

НБЖ: То есть год между началом обсуждения такого продукта и его запуском — нормальный срок?

Н. СМИРНОВА: По нашему опыту, нормальный срок составляет от полугода до года. Конечно, на длительность процесса подготовки и запуска продукта влияет такой фактор, как масштаб банка. Чем крупнее кредитор, тем сложнее у него операционные процессы кредитования и тем сложнее встроить в эти процессы нововведения.

НБЖ: Мы говорим в данном случае о страховании первичных ипотечных продуктов?

Н. СМИРНОВА: Примерно та же длительность процесса наблюдается и при страховании на вторичном рынке при секьюритизации выданных ипотечных кредитов. В любом случае это процессы не одного дня. Мы не можем и не должны «выпекать» кредитно-страховые продукты, как горячие пирожки.

МЫ СТРЕМИМСЯ УДОВЛЕТВОРЯТЬ ПОТРЕБНОСТИ БАНКОВ В ПЛАНЕ СТРАХОВЫХ ПРОДУКТОВ В РАЗУМНЫХ ПРЕДЕЛАХ


НБЖ: Вы сказали, что численность ваших партнеров растет. Я так понимаю, что речь, прежде всего, идет о банках. А как насчет страховых компаний?

Н. СМИРНОВА: Естественно, мы сотрудничаем и с ними. СК АИЖК является перестраховщиком, то есть мы страхуем не кредитные продукты напрямую, а обязательства страховщиков по этим продуктам.

НБЖ: А 89 банков-партнеров — это исключительно финансово-кредитные организации, выдающие кредиты по стандартам АИЖК?

Н. СМИРНОВА: Большинство из них — да, но мы работаем и с банками, выдающими кредиты по собственным стандартам, отличным от стандартов АИЖК.

НБЖ: Различаются ли условия сотрудничества в зависимости от того, к какой из этих групп принадлежит банк-партнер?

Н. СМИРНОВА: Да, но не очень радикально.

НБЖ: А как в принципе осуществляется сотрудничество? СК АИЖК предлагает банкам свои программы страхования или разрабатывает их с учетом пожеланий банков-партнеров?

Н. СМИРНОВА: И так, и так. Наше сотрудничество с банками строится следующим образом — мы заключаем с ними соглашения, в рамках которых разрабатываем новые кредитно-страховые продукты, сближаем позиции и подходы по андеррайтингу, проводим встречи методологов и специалистов по оценке рисков. У нас существуют продукты как на весь срок «жизни» кредита, так и на срок до достижения некоего порогового значения — до момента, пока заемщик не погасил, например, 30% от общей суммы кредита. У всех кредиторов разное видение оптимального страхового продукта, и мы как раз стремимся предлагать нашим партнерам наиболее подходящие для них программы. В банковском страховании страховщик всегда идет за банком.

НБЖ: А не может в этом случае возникнуть ситуация, когда страховщик, стремясь угодить банку, примет на себя излишний риск?

Н. СМИРНОВА: Речь не идет о стремлении угодить. Конечно, мы не готовы выполнять любые «капризы» банковских организаций. К тому же есть принципы страхового бизнеса и законы, регулирующие страховую деятельность, которые обязательны для всех участников рынка.

НБЖ: Можно ли определить, какие страховые продукты пользуются сейчас наибольшим спросом среди банков? И с чем, с вашей точки зрения, связан повышенный спрос на те или иные программы СК АИЖК?

Н. СМИРНОВА: Наибольшим спросом пользуются продукты, предусматривающие страхование кредита до достижения остатком основного долга порогового значения, определяемого банком. Этот продукт «короче», чем страхование на весь срок кредита, он немного дешевле, и страховщики активно предлагают его банкам. Финансовый результат у страховщика хуже на «длинном» продукте, чем на «коротком», высвобождение резервов идет в первом случае медленнее, чем во втором.

НБЖ: Правильно ли я понимаю, что спрос на «длинные» и «короткие» страховые продукты меняется в том числе и под влиянием изменения ситуации на рынке в целом?

Н. СМИРНОВА: Спрос на продукт зависит от целей, которые ставит перед собой кредитор. Например, при секьюритизации предпочтение отдается страхованию на весь срок «жизни» кредита, а при первичной выдаче — страхованию кредита на срок до достижения остатком долга порогового значения.

НБЖ: Почему при секьюритизации более популярным становится страхование на весь срок кредита?

Н. СМИРНОВА: Ипотечные ценные бумаги должны обладать очень высокой степенью надежности. Они предлагаются серьезным инвесторам, таким как пенсионные фонды, или компаниям, занимающимся страхованием жизни. Ипотечные ценные бумаги рейтингуются, и агентства при выставлении им рейтинга обращают внимание на то, застрахованы ли кредиты на весь срок «жизни». Чем выше доля застрахованных кредитов в портфеле, тем более высоким может быть рейтинг по ипотечным ценным бумагам, выпущенным в результате секьюритизации этого портфеля.

На мой взгляд, сейчас не так важно, предпочитают ли банки «длинные» или «короткие» страховые продукты, как важно донести до них, что не стоит заниматься самострахованием, оставляя все риски на себе и формируя под них достаточно серьезные резервы. Гораздо эффективнее поступать так, как это делают в странах с развитым ипотечным страхованием: распределять риски по ипотечным кредитам между кредитором и страховщиком. При этом необходимо учитывать то, что страховая премия всегда намного ниже, чем объемы резервов, которые банки обязаны формировать под выданные кредиты.

В МИРЕ ДЕЙСТВУЕТ МЕХАНИЗМ: РЕГУЛЯТОРЫ ВЫСТАВЛЯЮТ ПОВЫШЕННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К НОРМАТИВАМ ДОСТАТОЧНОСТИ КАПИТАЛА И РЕЗЕРВАМ ПО КРЕДИТАМ БЕЗ ИПОТЕЧНОГО СТРАХОВАНИЯ


НБЖ: Сейчас у нас это работает так: банки передают часть своих рисков по ипотечным кредитам страховым компаниям, а те уже передают их дальше — перестраховщику в лице СК АИЖК...

Н. СМИРНОВА: В наших планах перераспределять их еще дальше — передавать западным перестраховочным компаниям, то есть фактически уводить риски из страны. Мы сейчас как раз проводим переговоры с крупнейшими мировыми перестраховщиками, для того чтобы определить возможности передачи рисков за рубеж.

Хотела бы отметить еще один момент: пока что в России нет регуляторной нормы, в соответствии с которой кредиты с низким первоначальным взносом без наличия ипотечного страхования требовали бы повышенных нормативов и регулирования.

НБЖ: Речь идет о том, что для застрахованных кредитов может быть предусмотрен некий понижающий коэффициент?

Н. СМИРНОВА: Да, и это логично, потому что в случае дефолта по кредиту убытки будут покрываться не за счет резервов, сформированных банком, а за счет страховщика, взявшего на себя риск дефолта или финансовый риск кредитора в целом. В странах с развитым ипотечным страхованием такой механизм экономического поощрения банков к приобретению ипотечных страховых продуктов существует. То есть к страхованию своих рисков банки подталкивают регуляторы, которые выставляют повышенные требования к нормативам достаточности капитала и резервам по кредитам без ипотечного страхования.

НБЖ: А как относится к вашему предложению ЦБ?

Н. СМИРНОВА: Позитивно. Должна сказать, что Банк России вообще внимательно прислушивается к нашим предложениям. Приведу конкретный пример: в прошлом году регулятор собирался внести поправки в Инструкцию Банка России №110-И «Об обязательных нормативах банков» и ввести повышающий коэффициент по ипотечным кредитам с низким уровнем первоначального взноса. Мы предложили сохранить коэффициент на уровне единицы при наличии у банка страхового полиса, покрывающего ответственность заемщика или финансовые риски кредитора. ЦБ РФ принял это наше предложение. Правда, пока он ввел повышающий коэффициент только для ипотечных кредитов на сумму свыше 50 млн рублей. Но если действие Инструкции №110-И будет распространено на весь рынок, то у банков появится очень серьезный стимул для страхования своих ипотечных рисков.

НБЖ: Вы сказали, что в планах СК АИЖК дальнейшая передача рисков по сформированному портфелю западным перестраховщикам. А это не рискованно, с учетом нынешней внешнеэкономической ситуации? Ведь всего три года назад чуть было не обанкротился крупнейший страховщик в мире — американская фирма AIG. Разве не может сейчас тот или иной перестраховщик оказаться в аналогичной ситуации?

Н. СМИРНОВА: Если говорить о конкретном примере, приведенном вами, то надо четко понимать: AIG не занималась перестрахованием ипотечных рисков. Мы же обращаемся к глобальным перестраховщикам, которые работают во всем мире и имеют соответствующий опыт.

ИДЕЮ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ВЫСОКОРИСКОВАННЫХ ИПОТЕЧНЫХ КРЕДИТОВ ПОКА ПОДДЕРЖИВАЮТ ТОЛЬКО 30% БАНКОВ


НБЖ: Насколько мне известно, в странах с развитой экономикой существует такой механизм, как обязательное страхование высокорискованных ипотечных кредитов. У нас планируется введение аналогичной нормы?

Н. СМИРНОВА: В принципе, такая возможность рассматривается. Ассоциация российских банков по нашей просьбе провела в прошлом году опрос среди участников банковского рынка об их отношении к подобной инициативе. Идея страхования ипотечных рисков была поддержана, а за обязательность страхования кредитов с низким первоначальным взносом выступило порядка 30% респондентов.

НБЖ: Не слишком впечатляющая цифра.

Н. СМИРНОВА: Но и неплохая, если принять во внимание то, что я говорила выше: российские банки еще не имели возможности оценить все преимущества страхования финансовых рисков при ипотечном кредитовании. По последним данным, полученным в результате исследования Совета по финансовой стабильности, созданного странами G20 и призванного заниматься координацией и мониторингом мер финансового регулирования, размер непогашенного жилищного ипотечного долга в российском ВВП составляет всего 2%. Для сравнения, в США аналогичный показатель — 73°/°' в Великобритании — 89%, а в Голландии — 100%.

НБЖ: А низкий первоначальный взнос —  это, по вашим оценкам, 30%, 20% или 10%?

Н. СМИРНОВА: По нашим оценкам, низким является первоначальный взнос ниже 30% от стоимости жилья, что видно по количеству дефолтов, которое увеличивается в разы, если первоначальный взнос по кредиту опускается ниже 30%. По мнению экспертов, заемщики, оплачивающие взнос не менее 20% от стоимости жилья, в дальнейшем при обслуживании кредита демонстрируют психологию собственников. А для заемщиков, уплачивающих по кредиту первоначальный взнос ниже 20%, опять же по наблюдениям экспертов, характерна, скорее, психология арендаторов жилья. В случае наступления дефолта по обязательствам эти заемщики гораздо легче расстаются с жильем, чем люди, уплатившие 20% и выше от его стоимости при получении ипотечного кредита.

НБЖ: То есть в идеале все кредиты с первоначальным взносом ниже 20% должны страховаться?

Н. СМИРНОВА: В идеале — да. В Канаде, например, страхуются в обязательном порядке даже кредиты с первоначальным взносом ниже 25%. В результате ипотечный кризис страну практически не затронул.

НБЖ: А в США, я так понимаю, не было обязательного страхования высокорискованных ипотечных кредитов?

Н. СМИРНОВА: В США требований по обязательному страхованию высокорисковых кредитов при их выдаче нет. Но при секьюритизации обязательно страхуются ипотечные кредиты с первоначальным взносом меньше 30%.

НБЖ: Несколько грустная картина вырисовывается по результатам нашей беседы: получается, что, чтобы наши банки достигли такого уровня самосознания, в России должен грянуть ипотечный кризис, аналогичный по своим масштабам и последствиям кризису ипотеки subprime в США?

Н. СМИРНОВА: Как раз этого мы не хотим, вот и пытаемся убедить банки не поддаваться магии цифр в «тучные» годы. Причем убеждать надо не только финансово-кредитные организации, но и регуляторов, которые должны определить шаги по развитию механизмов, повышающих устойчивость системы ипотечного кредитования — системы, обязательными элементами которой являются ипотечное страхование и перестрахование.

НАЛИЧИЕ ИПОТЕЧНОГО СТРАХОВАНИЯ ДОЛЖНО ПОВЫСИТЬ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ИПОТЕЧНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ В ГЛАЗАХ ИНВЕСТОРОВ


НБЖ: Но уже и нынешние времена сложно назвать совсем спокойными. Многие банкиры, напуганные эскалацией кризисных явлений в европейской экономике, говорят о том, что они не исключают возможности «сворачивания» ипотеки, повышения ставок по кредитам, ужесточения требований к залогам. На этом фоне все чаще звучат жалобы на то, что в России слабо развит рынок ипотечных ценных бумаг, что не дает банкам возможности «уводить» кредиты с балансов. Хотелось бы в связи с этим узнать вашу точку зрения: каковы перспективы развития этого рынка?

Н. СМИРНОВА: Банкиры совершенно правильно говорят о необходимости развития рынка ипотечных ценных бумаг. И в Стратегии развития ипотечного жилищного кредитования до 2030 года, утвержденной Правительством России, предусмотрено, что к 2015 году до 50% ипотеки должно финансироваться за счет выпуска ИЦБ. Иными словами, цель в том, чтобы каждый второй выданный ипотечный кредит финансировался не через депозиты, не через межбанковские кредиты и не за счет рефинансирования АИЖК и других крупных банков, а путем привлечения инвестиций в ипотечные ценные бумаги. СК АИЖК тоже работает в этом направлении: в ближайшее время должна произойти первая сделка по секьюритизации ипотечного портфеля, в котором присутствует страхование финансовых рисков кредитора.

НБЖ: Но участники банковского рынка обычно указывают на то, что российские ИЦБ в принципе неинтересны сейчас инвесторам: рынок неликвиден, выпуски малочисленны.

Н. СМИРНОВА: Очевидно, что наличие защиты по страхованию финансовых рисков работает на оптимизацию структуры эмиссии, повышение доходности выпуска ИЦБ для эмитента и, как следствие, повышает заинтересованность кредиторов в секьюритизации.

НБЖ: Не знаю, уместен ли мой следующий вопрос, но мы сейчас часто возвращаемся мыслями к американскому финансовому кризису, который разразился в том числе и из-за сложных ипотечных финансовых инструментов. Нет ли риска, что по мере развития нашего рынка ИЦБ аналогичные инструменты возникнут и у нас?

Н. СМИРНОВА: Думаю, в любой стране есть авантюрно настроенные инвесторы и могут возникнуть сверхрискованные финансовые инструменты. Но в России такой сценарий развития событий маловероятен хотя бы потому, что в США эти инструменты были номинированы в мировой резервной валюте — долларах, а у нас ИЦБ априори будут номинированы в национальной валюте, которая резервной не является. В любом случае было бы неразумным из-за горького американского опыта отказываться от развития рынка ипотечных ценных бумаг — эти инструменты нужны инвесторам, которые вкладываются в «длинные» финансовые инструменты.

НБЖ: Например, пенсионным фондам. А российские ПФ проявляют интерес к ипотечным ценным бумагам?

Н. СМИРНОВА: Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку я не отслеживаю инвестиционные стратегии пенсионных фондов. Могу сказать только одно: СК АИЖК никогда не будет покупать ипотечные ценные бумаги, потому что для нас это концентрация рисков. Во многих странах существует прямой запрет на подобные вложения для ипотечных страховщиков. В России его нет, но тем не менее мы придерживаемся этого принципа. Точно так же мы никогда не будем вкладывать свои резервы в недвижимость, потому что фактически СК АИЖК страхует риски, связанные с падением цен на недвижимость.

НБЖ: А в какие инструменты СК вкладывает резервы? Ведь вам, как любому страховщику, нужны «длинные» деньги?

Н. СМИРНОВА: Они нужны не любому страховщику, это заблуждение. Универсальные страховые компании, работающие на рынке краткосрочных договоров, — а это большинство компаний, представленных в Российской Федерации, — не так заинтересованы в «длинных» инструментах, как, например, компании по страхованию жизни и ипотечные страховщики, имеющие долгосрочные обязательства. Мы в таких инструментах заинтересованы, потому что у нас долгосрочный бизнес, и мы должны обеспечивать сохранение стоимости резервов во времени, чтобы в дальнейшем производить страховые выплаты.

Российские страховые компании с повышенной осторожностью подходят к страхованию финансовых рисков кредиторов.

НБЖ: Последний блок вопросов — изменения в законодательство, уже произошедшие и те, которые только «созревают» в Государственной думе и в Правительстве РФ. Насколько я помню, в конце прошлого года были приняты изменения в Закон «О залоге», в частности, речь шла о том, что отныне заемщик, совершивший дефолт по ипотечному кредиту, может отдать банку квартиру и чувствовать себя, что называется, совершенно свободным.

Н. СМИРНОВА: Не совсем так: в случае дефолта заемщика по своим обязательствам его квартира выставляется на торги. Если она продается, то за счет вырученных средств покрывается задолженность перед банком-кредитором, если нет — банк забирает недвижимость себе на баланс, и обязательство заемщика по кредиту прекращается.

НБЖ: Как эта законодательная новация может повлиять на рынок ипотечного кредитования и на рынок ипотечного страхования?

Н. СМИРНОВА: Здесь все неоднозначно. Конечно, поскольку кредитору могут быть возвращены не все средства, его риски повышаются. Как раз чтобы минимизировать их, и существует страхование финансовых рисков: при наличии страхового полиса неважно, произошло ли обнуление долга заемщика или квартира была продана с убытком для банка. И в том, и в другом случае риски кредитора покрываются.

Есть и другой момент: далеко не во всех случаях квартира продается с убытком из-за падения цен на недвижимость. Здесь очень многое зависит от того, насколько эффективно банк работает с недвижимостью. Есть банки, которые блестяще управляют подобными активами, и для них с принятием поправок в Закон «О залоге» практически ничего не изменилось. Есть финансово-кредитные организации, не демонстрирующие должной эффективности в этом вопросе. Я полагаю, что поправки в Закон «О залоге» могли подтолкнуть такие отстающие банки к повышению качества управления недвижимостью.

НБЖ: А закон о банкротстве физического лица в случае его принятия может изменить отношение банков к страхованию?

Н. СМИРНОВА: Мы считаем, что главный риск, который подлежит страхованию, — это финансовый риск кредитора. Реализуется ли этот риск в результате банкротства заемщика, или обнуления долга, или по каким-то иным причинам — роли не играет. Страховка все равно будет выплачена. И мы как раз пытаемся всеми силами донести эту мысль до банкиров. Правда, здесь есть одно препятствие: страховые компании пока с повышенной осторожностью подходят к страхованию финансовых рисков кредиторов.

НБЖ: Почему?

Н. СМИРНОВА: По ряду причин. Это достаточно специфичный и сложный для оценки и реализации вид страхования, который пока недостаточно регламентирован в законодательстве. И еще один момент, возможно, самый важный: на сегодняшний день ни один перестраховщик, кроме СК АИЖК, не перестраховывает такие риски в России.

НБЖ: СК АИЖК является перестраховочной компанией. А нет ли в планах ее развития пункта, в соответствии с которым она будет выступать в качестве первичного страховщика ипотечных кредитов?

Н. СМИРНОВА: Эта тема обсуждается, но здесь все зависит не столько от нас, сколько от нашего акционера в лице АИЖК. Могу сказать одно: такая возможность не исключается. В Стратегии развития группы компаний «АИЖК» на 2011-2020 годы записано, что СК АИЖК может выйти на рынок в роли прямого страховщика в случае отсутствия предложения на рынке страховых продуктов, направленных на обеспечение надежной защиты кредиторов, инвесторов, вкладывающих средства в ипотечные ценные бумаги, и заемщиков, — то есть в случае, если страховые компании в силу тех или иных причин не будут предлагать достаточного набора продуктов или достаточной страховой емкости.

Беседовала Анастасия Скогорева
Расчет размера страховой премии по страхованию ответственности социальных категорий заемщиков
Страховая сумма: рублей
Тариф базовый: %
Поправочный коэффициент:
Страховой тариф (от страховой суммы): %
Страховой тариф (от суммы кредита): %
Страховая премия: рублей
Расчет страхового (перестраховочного) тарифа по страхованию ответсвенности заемщиков
Страховая сумма: рублей
Страховая сумма (от суммы кредита для тарификации): %
Начальное К/З для тарификации: %
Тариф базовый (% от страховой суммы):
Поправочный коэффициент:
Итоговый нетто-тариф (в %% от страховой суммы): %
Итоговый брутто-тфриф (в %% от страховой суммы): %
Итоговая брутто-премия: рублей

**** Применимы только в рамках кредитной программы ОАО "АИЖК" для молодых ученых.

***** Максимальный коэффициент К/З = 80%